26:03, 26 Март 2018

«Принцесса» от модного дома: как инвестфонд владельца Louis Vuitton возрождает производителя элитных яхт

Компания Princess занимается строительством яхт в британском городе Плимут с 1965 года. В 2008-м судостроителя приобрел консорциум из трех компаний, связанных с французским миллиардером Бернаром Арно (№4 в списке Forbes), – его собственного инвестиционного фонда Groupe Arnault, возглавляемой им LVMH (владеет брендами Louis Vuitton, Christian Dior, Givenchy и другими) и подконтрольного компании инвестфонда L Capital. Первое время все было хорошо, и до 2011 года операционная прибыль верфи росла, но потом финансовые показатели компании начали постепенно снижаться и резко рухнули по итогам 2014 года – выручка упала почти до нуля. Следующий год стал худшим для компании: убытки производителя составили £19 млн. В 2016-м ситуация чуть выправилась, но компания осталась убыточной. Новое руководство осознало, что нужно что-то делать.

В январе 2016 года LMMH и Groupe Arnault объявили о создании совместного предприятия с американским инвестфондом L Catterton, в ведение которого перешла и Princess. Вскоре после закрытия сделки в Princess пришел известный в автоиндустрии топ-менеджер Энтони Шерифф, который перевернул плачевную ситуацию.

Кто тут Шерифф

Выпускник Массачусетского технологического института (MIT) с итальяно-американскими корнями, Шерифф начал карьеру в McKinsey & Company, затем работал Fiat и в 2003 году стал управляющим директором британского производителя спортивных автомобилей McLaren. Там он отличился, в частности, успешным запуском двух суперкаров — первого полностью разработанного и построенного самой McLaren MP4-12C и модели P1 с гибридным двигателем.

Худший день на Уолл-стрит: состояния 10 миллиардеров в понедельник сократились на $23 млрд

Новые владельцы Princess разработали пятилетний план по спасению компании на общую сумму £100 млн, пишет Bloomberg. Шерифф ожидал, что хорошо знакомые ему по автомобильной отрасли стратегии по сокращению издержек – например, аутсорсинг и увольнения — сработают и в судостроении, но ошибся, отмечает агентство.

Вместо этого Шерифф решил сделать ставку на премиальность – внедрять инновации и улучшать дизайн. Вместо увольнений он, наоборот, увеличил персонал верфи наполовину. К разработке некоторых яхт, например, R35 привлекли итальянскую дизайнерскую студию, которая создала облик нескольких моделей Ferrari, Alfa Romeo и Lancia. Кроме того, на яхты стали ставить новую систему стабилизации.

Как собрать яхту вручную

Отличительной чертой Princess стала в буквальном смысле ручная сборка яхт. «Когда я пришел, то подумал: «У нас невероятное предприятие с людьми, которые работают здесь по 50 лет. Мы делаем все сами, мы до нелепости вертикально интегрированы», — рассказал Bloomberg Шерифф. Вскоре он понял, что никто «в округе 200 миль» не способен решить задачи Princess, ручная сборка стала главной маркетинговой линией компании. «Наш бренд – больше не Princess, теперь это «Princess, crafted in Plimouth» («Princessm собрана в Плимуте»), — цитирует Bloomberg.

Молодые и модные: как богатые миллениалы помогают Бернару Арно соревноваться с Биллом Гейтсом

Около 75% и больше каждой яхты Princess производится на месте, вплоть до проводов и топливных баков, утверждает Шерифф. «У нас действительно есть маленькие старушки и старички, молодые мужчины и молодые женщины, которые делают все. Приходят клиенты и видят не просто лодку, которую собирают из купленных деталей, но видят, как листы дерева приходят к нам и превращаются в эту прекрасную мебель», заявил Bloomberg топ-менеджер. О яхтах Шерифф по-прежнему говорит автомобильными терминами. Например, R35 он описывает как «наш морской эквивалент суперкара».

Одно новшество из автоиндустрии ему все же удалось привнести в Princess. Яхты компании унаследовали от автомобилей принцип «общей платформы»: компания может использовать одну и ту же «начинку» и менять только экстерьер и дизайн яхты. Внешний вид создает видимость новой яхты, хотя аппаратно они все одинаковые, поясняет Bloomberg.

Верфь Princess Yachts представила новый класс яхт

Эпоха возрождения

В 2017 году Princess впервые после трех лет слабых показателей вновь показала прибыль, в 2018 году она выросла более чем в три раза – £30 млн при выручке £340 млн. Заявки на яхты расписаны до 2020 года, а в компании работают около 3 200 сотрудников, что делает Princess одним из крупнейших производителей Великобритании, обогнав Aston Martin, описывает Bloomberg.

«Эту компанию полностью перестроили, используя инвестиции как катализатор, — заявил Bloomberg профильный журналист Дэвид Робинсон. – Они ускорили разработку моделей, обновили производственные мощности, усилили маркетинг и расширили международную сеть распространения. Результат налицо».

Как на крыльях: верфь Princess Yachts заработала $1 млрд за год

Шерифф уверен, что яхтой вскоре сможет управлять каждый благодаря развитию технологий. «Если вы знаете, как водить [Ford] Fiesta, вы умееть водить McLaren», — приводит еще одно автомобильное сравнение топ-менеджер. «С яхтами то же самое – они стали менее пугающими. Вы хотите оставаться на месте? Просто нажмите кнопку, она зафиксирует GPS-координаты – неважно, какое течение, она не сдвинется».

Другой тренд, который положительно влияет на яхтенный бизнес – стремление к одиночеству, говорит Шерифф. «Люди покупают их, потому что им нравится проводить время в тихом месте с их семьей, где дети не могут убежать. Яхты отвечают этой концепции, если у вас есть деньги: вместо частных самолетов и прочего, вы плывете прочь на лодке и первоклассно проводите время», — отметил топ-менеджер.

Маркетолог с даром художника: как Бернар Арно создал состояние в $100 млрд

Подпишись на рассылку Forbes
Мы пишем о том, что поможет вам стать богаче

Источник: forbes.ru

На ту же тему
Гю-Го — главные экономические новости © 2019 ·   Наверх